Прикосновение к душе

Прикосновение к душе

29 мая 2020

Одна из самых ярких российских виноделов Ванда Ботнарь (“Кубань-Вино”) — о собственной винной коллекции, связи с сомелье и кавистами, бочке из акации и многом другом.

Алексей Дудин

— Французские виноделы говорят: женщина, посвящая жизнь работе с вином, отказывается от многого. В том числе — от косметики: чтобы не мешали посторонние ароматы. От чего пришлось отказываться лично вам?

— Конечно, ограничиваю себя в пользовании духами, косметику выбираю без отдушек. В питании частенько приходится отказываться от лука, чеснока, которые люблю — и за пользу, и за гастрономическое удовольствие.

— Лет 15 назад словосочетание “российское вино” было чуть ли не ругательным. Сейчас ситуация поменялась. Продукция российских виноделен получает медали на международных конкурсах и высокие баллы от мировых критиков. В чем причина этих перемен?

— Повышение профессионализма — в первую очередь, открытость новым веяниям — как в технологии, так и в оборудовании. Плюс трудолюбие и неизбалованность.

Российская земля уникальна. Климатические условия позволяют выращивать качественный виноград и делать отличные вина. Уже доказано на практике, что многие образцы способны конкурировать с выдающимися зарубежными винами. И это увидели, в это поверили. Виноделие — интересная отрасль, в нее пришло много людей. Им стало интересно этим заниматься — в качестве хобби, для собственного развития.

— Лично для меня два ваших вина стоят особняком. Это Aristov Cuvée Alexander Rose de Pinot Extra Brut 2016 и резервный рислинг 2016 года, выдержанный в бочке из акации, — я о той самой, первой, экспериментальной бочка, выигравшей “золото” на Mundus Vini. Насколько трудно было настоять именно на таких технологических и стилистических решениях?

— В случае с Cuvée Alexander просто пришло время для таких вин, и мы вовремя это поняли и воплотили в жизнь. Что касается рислинга, то для меня это один из любимых сортов. Мне всегда было интересно и увлекательно искать всё новые оттенки в винах из этого сорта, а также сделать свой рислинг, не похожий ни на один из образцов мирового виноделия. И когда мне посчастливилось получить бочку из акации, интуиция подсказала мне, что это именно та оправа, в которой сорт заиграет всеми своими гранями, причём очень оригинальными и харизматичными.

— Насколько прочно налажена у вас обратная связь с российскими сомелье? Случалось ли, чтобы их рекомендации влияли на окончательный облик того или иного вина?

— Связь эта полезна и очень продуктивна. И, конечно, она помогает быть ближе к конечному потребителю и ориентироваться в меняющихся вкусах и предпочтениях. А представителям этой профессии, в свою очередь, эта связь позволяет знакомиться с нашими новинками иногда раньше, чем вина выходят в продажу. А еще — проводить горизонтальные и вертикальные дегустации на наших “золотых запасах” — как в бочках, так и в коллекционных партиях. Некоторые, особо инициативные, предлагают интересные проекты и расширяют наши возможности стать ближе к нашим ценителям и почитателям.

— Какие экспериментальные вина из вашей творческой лаборатории ждут российского покупателя в этом году?

— Первая новинка нашей команды уже разлита: жемчужные вина в серии Fleurs du Sud — белое брют и розовое полусухое — с низким содержанием алкоголя и меньшей насыщенностью, очень весенние, лёгкие и питкие. Надеюсь, многие уже с ними познакомились. Затем — оранжевое вино Chateau Tamagne Select Orange. Оно, кстати, родилось, в том числе, и от союза с российскими кавистами, которые изъявили огромное желание поучаствовать своим трудом в уборке винограда и создании нового для нашей винодельни продукта (что и произошло в сезон 2019 года). С ними же мы обсуждали и концепт оформления, и гастрономические сочетания, стиль вина и его презентацию. Следующий проект — “Знакомый Незнакомец”. Уверена, он не разочарует ни нас, ни наших поклонников. Больше пока ничего не добавлю — сохраним интригу. И, наконец, мы покажем мой любимый рислинг, который завоевывает все больший интерес винодельческой публики — и мы со своей стороны этот интерес всячески поддерживаем. К новому сезону–2020 готовим новые идеи и запасаемся силами для их осуществления.

— Как, по вашим наблюдениям, поменялись вкусы российских потребителей за последние пять лет?

— Наши винолюбы не стоят на месте, они развиваются и радуют нас интересом к более сухим винам — как в тихом, так и в игристом исполнении. Радуют своим неравнодушием именно к российским винам, что объясняется не только патриотизмом, но и ростом качества отечественных вин.

Мы уверены, что со сменой поколений тенденция к потреблению российского вина будет только увеличиваться. Мы в это свято верим, и инвестируем в развитие виноградников, в развитие виноделия, в развитие рынка российского вина. Сейчас люди стали более подвижны. Они много путешествуют, видят, как это происходит в мире, и мировую культуру потребления вина они пытаются спроецировать на культуру потребления вина в России. И на сегодняшний день мы видим, что есть громадный потенциал, каждый год объемы потребления вина растут.

— Ограничения рекламы вина в СМИ — добро или зло?

— Истина, как всегда, посередине. Реклама должна не развращать, а воспитывать культуру пития, уважение к профессии, не призывать к пьянству, а прививать умеренность и осознанность, не дискредитировать, а возвышать.

— Сколько сейчас, в общей сложности, технических сортов винограда в вашем распоряжении? Какие сорта вам наиболее интересны?

— Более 40 сортов — и это не считая коллекции. Мне интересны сорта, которые способны быть универсальными для любых категорий вин — от низкоалкогольных до мощных и тельных тихих, от лёгких и питких молодых до сложных и характерных игристых. “Рислинг” и “саперави” — мои любимые, в том числе именно за те качества, о которых я сказала. Конечно же, автохтоны, условные (“ркацители”, “амур”) и безусловные (“красностоп анапский”, “цимлянский чёрный”) — за ними будущее, так как интерес к местности проявляется интересом к винам и кухне, которая неотделима от своих корней.

— Есть ли у вас личная винная коллекция?

— Когда-то, на заре своей профессиональной карьеры, я всерьёз занялась сбором коллекции, мечтая об уникальности и избранности, и не понимая, что коллекция ради коллекции — не что иное, как артефакт, когда наслаждаешься самим фактом обладания. Но вино-то создавалось не для любования его внешней (иногда очень тесной и неудобной) оболочкой, а для вкушения его тела, прикосновения к его душе, впитывания его очарования и вдохновения. Повзрослев, я совсем иначе отношусь к такого рода запасам: отбирая вина, я представляю, с кем, когда и по какому поводу я вкушу и разделю удовольствие общения с вином. Вина умеют ждать этих моментов и всегда их украшают.

— Самое интересное гастрономическое сочетание с вашим вином, которое вам встречалось?

— Знаете, если компания, для которой вы выбрали вино, близка вам по духу и мироощущениям, даже простой ломоть свежего хлеба и домашней брынзы превзойдут все изыски великосветских мероприятий, где вы себя будете чувствовать чужим и лишним. Я рада, что наши вина обладают именно такими качествами: сближать, вдохновлять, побуждать к общению, дружбе, общему делу, независимо от того, что на столе.

— Нынешняя весна для виноделов всего мира совершенно особенная — по известной причине. Как пандемия повлияла и повлияла ли на вашу работу?

— У нас всё в порядке: мы работаем. В соответствии с указом президента сотрудники нашей винодельни, не задействованные в технологических процессах, переведены на удаленный режим. Выпуск продукции продолжается. По плану идут и весенние полевые работы. Все меры, предусмотренные Роспотребнадзором, мы ввели: проводим дезинфекцию помещений, транспорта, действует “масочный режим”.

Объемы выпуска продукции в целом соответствуют аналогичному периоду прошлого года. Реализация продолжается достаточно стабильно, видимых изменений нет. Кроме того, винная группа “Ариант”, куда входит винодельня “Кубань-Вино”, продолжает модернизировать производство, увеличивать мощности площадок, обеспечивая их современным оборудованием. В силе и планы компании по расширению площади виноградников: скоро она увеличится до 12 тыс. гектаров.

— Есть ли сейчас у “Кубань-Вино” иностранный консультант? И как часто вы с ним спорите по профессиональным вопросам?

— С 2005 года мы сотрудничали с виноделами французского Института энологии провинции Шампань под руководством известного энолога Жерома Баре (Jerome Barret). В ходе десятилетнего сотрудничества с институтом была разработана и получила мощное развитие торговая марка Chateau Tamagne.

С 2015 года началось сотрудничество с компанией Enofly (Италия) и ее основателем, энологом-консультантом Лукой Заваризе (Lucas Zavarize). Произошло усовершенствование технологии производства на всех этапах технологического процесса, повысилось качество продукции, начался поиск новых направлений, расширение ассортимента. С Лукой мы не спорим по, а обсуждаем шаги, как сделать наши вина лучше и интересней для наших ценителей.

Календарь событий

Май 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6