Валерия Каспарова: “Наверное, именно во тьме лучше видишь и больше ценишь свет и красоту”

Валерия Каспарова: “Наверное, именно во тьме лучше видишь и больше ценишь свет и красоту”

25 июня 2022
Где:
Театр Академии танца Бориса Эйфмана. Введенская ул., 3, стр. 1
Когда:
25 июня 2022, 19:00
Возраст:
12+

25 июня на сцене Театра Академии танца Бориса Эйфмана танцуют возобновлённый “Чёрный сад”, поставленный Валерией Каспаровой в театре современного танца “Каннон Данс” в 2021 году. Хореограф поделилась с where.ru тем, чем этот спектакль так важен для неё.

Елена Остожьева

— Почему вы решили возобновить “Чёрный сад”?

— Прежде всего, он имеет очень большое личное значение, поэтому хочется, чтобы спектакль жил вне зависимости от того, где я сейчас работаю как хореограф. Плюс, он сейчас как никогда актуален и, в принципе, отражает общую ситуацию в мире. У нас получился спектакль, не скажу, что пророческий, скорее обращающий внимание на то, что сталкивание двух братских народов — это не про людей. Не уверена, что формулировка корректна, но общая тенденция именно такова…

— В чём отличие возобновлённой постановки от предыдущей версии?

— Во-первых, мы дополнительно используем медиадекорации, которые поддерживают основную тему. Плюс изменился состав исполнителей, и, как следствие, хореография претерпела множество изменений.

— К чему должен быть готов зритель, пришедший на спектакль?

— Он должен быть готов погрузиться в него целиком и полностью, потому что я стараюсь ставить так, чтобы у зрителя не оставалось шансов быть вне работы.

— Должен ли зритель разбираться в современном танце?

— Разбираться в современном танце, в принципе, очень сложное понятие. Я сама порой смотрю спектакль и понимаю, что ничего не понимаю. Это абсолютно нормально. Главное — разрешить себе чего-то не понимать, и постараться воспринимать постановку, сосредоточившись на ощущениях. То есть смотреть сердцем, а не головой. И тогда не будет вопросов, не надо будет становиться профессионалом в современном танце.

— “Чёрный сад” — документальный балет, основанный на воспоминаниях детей-очевидцев первой войны в Нагорном Карабахе. Вы сами выбрали столь эмоционально выматывающий материал или вам его посоветовали?

— Я сама его выбрала. Летом 2020-го года случилось первое обострение конфликта. Я находилась под таким сильным впечатлением, что вдруг поймала себя на мысли, что не видела ни один танцевальный спектакль, посвящённый этой теме. А поскольку я по крови имею к ней самое непосредственное отношение, то решила обязательно об этом поговорить. Я всё лето собирала материалы и истории. Правда, когда мы только собрались ставить “Чёрный сад”, он носил больше исторический характер. Никто не мог предположить, что на следующий день после нашего художественного совета начнётся вторая война. Из-за этого спектакль набрал для меня очень большую личную боль, потому во второй войне уже участвовали мои друзья, мои родные, мои близкие. Восприятие ситуации совершенно изменилось. Это уже не историческое, а настолько личное событие, что я не могла не довести идею до конца.

— Как вы сами отвечаете на вопросы, поставленные в описании спектакля: “Что есть чёрный сад? Что такое жизнь и смерть?”

— На самом деле чёрный сад — это, наверное, некая суровая реалия жизни, а мы сами виноваты в том, что он чёрный. Собственно, из рая, копией которого на земле якобы и является сад, нас тоже, грубо говоря, выгнали по нашей же вине, по вине человеческого несовершенства.

Жизнь и смерть… Я не берусь отвечать на вопросы, что это такое. Я только пытаюсь их задать. С каждым спектаклем и с каждым зрителем я нахожу новые зацепки, новые ответы и новые варианты, что же такое жизнь и что же такое смерть. Всё зависит от того, под каким углом ты смотришь. И в зависимости от твоего психологического состояния эти углы бывают кардинально разные, иногда даже полностью противоположные.

— Возможно ли цветение во тьме?

— Цветение во тьме возможно. Думаю, иначе человечество бы столько не жило на этой земле. И именно во тьме иногда происходит самое прекрасное цветение. Помню, когда я была маленькой, мне очень нравилось, что лотос расцветает тогда, когда на него падает лунный свет. Был мультик “Большой Ух”, в котором лотос расцветал в темноте. Наверное, именно во тьме лучше видишь и больше ценишь свет и красоту.

— Почти все ваши постановки сделаны на армянском материале. В одном из своих интервью вы сказали, что разрабатываете собственный танцевальный стиль и танцевальный язык, основанный на армянских танцевальных традициях. Как далеко вы ушли по этому пути? Каков он ваш личный танцевальный язык?

— Я ещё в процессе. Я ещё в пути. Наверное, сейчас, находясь в Армении, я больше сейчас набираюсь, чем прямо иду по этому пути. Я сейчас стараюсь максимально впитывать и искать дополнительные источники вдохновения и информации.

Я считаю, что в принципе, я как хореограф, для России я уже довольно серьёзно заявила о своём стиле именно в армянском направлении. Потому что насколько я знаю, это первая ассоциация со мной. Мой личный стиль — более армянский. Я его ещё разрабатываю, но уже начинаю находить какие-то его границы, возможности и вариации.

Фотографии предоставлены PR-службой театра современного танца “Каннон Данс”

Календарь событий

Август 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4