Санкт-Петербург

ОБЗОРЫ И ИНТЕРВЬЮ

Жизнь в полете

 
 
Фото из личного архива Ивана Васильева

Иван Васильев — солист Большого театра в Москве и Михайловского театра в Петербурге — все делает стремительно: живет, творит, танцует вопреки логике притяжения. Мощный темпераментный танцовщик, обладающий уникальным прыжком, ярким драматическим талантом и бездной обаяния.

Он подвижен, как ртуть, — в мимике, пластике, интонациях голоса. Но при этом у Васильева нет текучести ртути, а есть четкость и стремительность — в характере, позиции, прыжке и даже в карьере. Со школьной скамьи, минуя обязательный для большинства кордебалет, он сразу попал в солисты Большого театра, а затем оказался в премьерах. Сегодня сочетание молодости (ему всего 27!) и опытности, выраженное в наградах, званиях и приглашениях в ведущие театры мира, дает невероятные результаты.

— Говорят, успех определяется масштабом таланта и силой амбиций, верно? Что вы считаете своим главным достижением?

— Главные составляющие любого успеха — это трудолюбие и желание самого артиста достичь чего-то. Если есть желание развиваться и что-то делать — все получится. Одного главного достижения назвать не могу. Ведь победа — это когда ты ставишь себе задачу и ее выполняешь, а я все время ставлю себе задачи: решил одну, ставлю следующую. Когда не получается — обидно, но это новый стимул идти дальше.

— Что такое в вашем представлении хороший танцовщик?

— Это прежде всего артист на сцене, личность. Не машина, которая блестяще двигается и исполняет пируэты, а именно личность, которая живет на сцене, ищет, может ошибаться. И личность всегда уникальна. Ее на сцене видно сразу, даже если артист почти ничего не делает.

— Какова для вас наивысшая планка: как для человека, как для танцовщика и хореографа?

— Высшая планка? Она ставит предел, а пределов нет. Когда ты обозначаешь предел, то пора заканчивать — ехать на дачу, ловить рыбу и сидеть в гамаке. Это тоже жизнь, кому-то ее достаточно. Я не хочу пока видеть для себя границы ни в чем.

— Какие ваши личные качества мешают на сцене и в жизни, а какие помогают?

— Я немножко сумасшедший. Это и помогает, и мешает. Я очень возбудимый человек в профессии, могу загореться идеей и жить ею. Порой это меня захлестывает так, что невозможно отвлечься, но так должно быть. И в жизни так же. Я очень эмоциональный и темпераментный. Это мешает, но это правильная “помеха”.

— Кого бы вы назвали своими главными учителями?

— Конечно, Юрия Владимирова, моего педагога в Большом театре. Я попал сюда в период своего взросления, становления как личности, и он повлиял и на мой характер, и на мой стиль, принципы. Владимиров всю жизнь был эталоном мужского танца, именно мужественного, мужского начала на сцене, и это определило и мой взгляд на танец и танцовщика. На сцене ты должен быть воплощением Мужчины.

— Нет ли у вас желания самому стать учителем?

— Периодически у меня появляется возможность поработать со своими коллегами в роли педагога, и мне нравится, я счастлив подсказать другим то, что умею. А учиться буду всегда, постоянно.

— Вас часто ругают за то, что вы меняете “текст” классических балетов...

— Я никогда не меняю “текст” в сторону упрощения. Если там поставлено пять пируэтов, два тура, я добавляю и усложняю, потому что я могу больше. Но только там, где это уместно. Я не могу выйти в роли графа Альберта или принца Зигфрида и “залупить” там двойные револьтады (прыжок с перенесением ноги через ногу и поворотом в воздухе. — Примеч. ред.). Это будет глупо.

Такие виртуозы-танцовщики 1960—70-х, как Юрий Владимиров и Михаил Лавровский в Большом и Юрий Соловьев в Мариинском (тогда Кировском) театре, делали такие вещи, которые их современники не могли сделать, и после них далеко не все могут, и упрощают. Мы должны держать уровень наших великих предшественников и что-то внести свое.

— Но это спортивная составляющая?

— Это развитие искусства, развитие балета. И в нем есть техническая сторона как основа танца. Конечно, нельзя забывать про драматическую сторону балета. Повторю, что это самое важное — драматическая игра, создание образа, личность исполнителя.

— То же желание выйти за пределы существующего танца побудило вас начать ставить балеты?

— Да, в своих балетах я не ограничен требованиями стиля, хочется делать что-то новое, выразить свои мысли на сцене. Я делаю то, что мне нравится, и самая главная оценка — артистам, которые работают со мной, нравится. Со мной все понятно — я схожу с ума, меня остановить сложно, но и они заражаются и увлеченно работают. И это показатель для хореографа, потому что я был “на той стороне” — если тебе не интересно, то тебя никто не удержит в зале.

— Насколько вы подвержены модным танцевальным веяниям?

— Я не понимаю моды вообще ни в чем, ни в одежде, ни в балете. Искусство должно быть искренним и качественным — тогда оно будет востребованным. Хороший балет — когда зритель выходит из зала с какими-то эмоциями и мыслями, даже если ему не понравилось — но он будет думать! Значит, и хореографу, и танцовщикам удалось его “зацепить”. Хуже всего, когда зритель выходит без всяких эмоций. Словно выкурил дежурную сигарету или съел чизбургер. Вот такое искусство — это как раз очень страшно и опасно.

— Что или кто может вас удивить?

— Меня удивляет все, постоянно. Я как маленький ребенок — могу удивиться чему угодно, причем абсолютно искренне. И я смотрю на жизнь широко раскрытыми глазами.

— Ваш график расписан на несколько лет вперед. Такая активность — потребность души или востребованность?

— Это черта моего характера, я не могу сидеть на месте. Мне очень тяжело даже пару дней быть на больничном, меня распирает от желания что-то делать, все кипит, бурлит, тянет на приключения. Я такой человек.

— Каково, на ваш взгляд, сегодняшнее состояние балета в нашей стране?

— Я всегда буду радоваться балету в России, потому что таких артистов нет нигде. Наши — самые талантливые и самые искренние. У нас отличнейшая школа, образование. За границей нет ни одного артиста с такой выучкой. У нас же любой артист кордебалета — выученный. Это дорогого стоит. И конечно же, наша душа русская ни с какой другой не сравнится. Я работал в Америке, Италии, Англии, у них свой стиль. Интересно его познавать. Но понимаете, наш артист может туда приехать и работать, а им переехать сюда будет очень сложно. Аналогично: когда ты получил классическое образование, ты можешь заняться современным танцем, но выученный современному танцу классику не станцует никогда.

— В прошлом году вы станцевали партию Ивана Грозного. Каково это — примерять на себя характер такого неоднозначного героя?

— Мне помогло имя. (Смеется.) Я мечтал станцевать эту роль и делал ее с моим педагогом Юрием Владимировым, который является первым и, на мой взгляд, лучшим исполнителем этой партии. Это был колоссальный опыт и невероятное удовольствие. И Юрий Николаевич Григорович помогал — он был на репетициях, подсказывал, и мне запомнилось, когда после репетиции он зашел в гримерку и сказал: “Ты — Иван”.

— Вы яркий темпераментный актер. Что вы вкладываете в абстрактные балеты?

— Бессюжетные балеты мне даются крайне тяжело. Мне было интересно попробовать Баланчина, и я танцевал “Рубины”, танцевал плохо. Это не мое. Я не понимаю, о чем я танцую. Есть артисты, которые феноменально могут танцевать Баланчина, — например, Леонид Сарафанов из Михайловского. Для меня очень важна актерская составляющая. Я готов даже делать не танцевальные, актерские роли. Мне интересно создавать образ.

— Чем порадуете балетоманов в этом году?

— Я готовлю новый собственный хореографический проект, и сейчас это основная моя задача. Ставлю балеты с труппой Михайловского на сцене Эрмитажного театра: два новых балета — “Морфий” (по одноименному рассказу Булгакова) и “Слепая связь” — и старый “Болеро”. Первый более сюжетный, второй и третий — более философские, но в каждом есть идея, которую хочется донести.

Беседовали Наталья Кожевникова, Анна Молянова

“САКВОЯЖ СВ — САПСАН”, №03 (64)

Популярные события

  • Выставки
  • Концерты
  • Спектакли
  • Вечеринки
  • Фестивали
Выходные в городе

Свежий номер
Where St.Petersburg

август 2018



Новости

 
 
“Лето в РОСФОТО”
 
 
Британское КОТсульство в Музее кошки
 
 
Месяц Хулиганства с “Упсала-Цирком”
 
 
Active Weekends от Aqua Minerale Active®
 
 
Вселенная свободы






© 2016, ООО «Рекламотив»
БАЗА ДАННЫХ САЙТА И ВСЕХ ЕГО ПОДДОМЕНОВ ЯВЛЯЕТСЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТЬЮ ООО «РЕКЛАМОТИВ» И ОХРАНЯЕТСЯ ЗАКОНОМ.
САЙТ МОЖЕТ СОДЕРЖАТЬ КОНТЕНТ, НЕ ПРЕДНАЗНАЧЕННЫЙ ДЛЯ ЛИЦ МЛАДШЕ 16 ЛЕТ (16+).