Санкт-Петербург

WHERE to Go

Даин Пак. Живущая в мечтах

 
 

Выставка “Романтика и усердие. Современное искусство Южной Кореи” в Главном штабе Эрмитажа проходит без публики. Увидеть экспонаты можно лишь виртуально. И только одному из шестнадцати представленных на выставке художников удалось попасть на выставку лично. Даин Пак прилетела в Петербург за 17 дней до открытия выставки, провела две недели в самоизоляции и влюбилась в Россию, россиян и русский хлеб.

Беседовала Елена Остожьева

— Когда вы решили стать художником?

— Я занимаюсь искусством с десяти лет по совету мамы, разглядевшей мой талант. Она разрешила мне рисовать на стенах нашего дома, и однажды я целую стену разрисовала зайцами. Однако мне хотелось освоить не только технику рисования, но и постичь суть искусства — связь человека и общества, углубиться в гуманитарные и социальные науки. Так что я сменила направление и с отличием закончила юридический колледж в Сеульском национальном университете. Восемь лет я не рисовала. Продолжила изучать международное гуманитарное право и права человека в Женевском институте международных отношений, работала. Затем осознала ограниченность правового подхода в решении людских проблем. Сейчас я уверена: искусство — фундаментальный и душевный способ изменения людей. Так я осознанно и окончательно вернулась в искусство, решив никогда больше не выпускать из рук карандаш.

— Есть ли у вас любимые техники и жанры?

— Я не ограничиваю себя конкретным жанром, не хочу быть скована их спецификой и авторитетом. Я делаю всё. Думаю, это и есть искусство. А привязанность к чему-то одному бессмысленна и бесполезна. Я делаю то, что считаю нужным и правильным, независимо от жанра. Так, для инсталляции в Эрмитаже я вручную сделала более 500 форм для полимерных куриных лапок. Чтобы реализовать свою концепцию я освоила эту технику за два месяца. Вот как это работает!

Мне нравится делать сюжетные перформансы с героями исторических и политических событий, используя современный хореографический языка тела, чтобы показать свою концепцию в четырех измерениях, включая время. Перформанс — забавный и полный юмора способ повествования. Люблю сама превращаться в художественное произведение, переступив через свои личные границы. Особенно мне нравится момент, когда публика фокусируется на моих едва уловимых жестах. Я люблю держать под контролем внимание зрителей. Мне нравится неловкость, которую я создаю, и что у людей в этот момент возникают необычные чувства и мысли, на которые они не обращают внимания в повседневной жизни. Но лучший момент тот, в который я пристально смотрю на зрителей. Это такое вечное мгновение, дарящее энергию для движения дальше.

— Как бы вы сформулировали свое творческое кредо?

— Реализовывать на 100 % свою идею и создавать то, чего никто никогда прежде не делал. Людям кажется, что трудно найти такую идею в искусстве XXI века, но, если вы тысячу раз подумаете, непременно ее найдете. Этот метод меня никогда не подводил.

Когда я была юристом, я должна была просмотреть мнения большинства и применить их и имеющиеся факты к закону — это скорее интеллектуальный, нежели творческий процесс. Но даже будучи юристом, я всегда придерживалась мнения меньшинства, создавая свои собственные новые суждения. Я просто не хотела слепо следовать за чужим мнением, хотя это удобно. Я всегда тщательно изучала каждую страницу, исключала случаи, попавшие туда лишь по принципу “Скопировать и вставить подобное”, а потом формулировала свое отношение. Естественно, долго так это не могло продолжаться. Хотя юридическая карьера у меня развивалась замечательно.

Снова вернуться к творчеству было нелегко, но теперь я счастлива, ведь могу создавать на 100 % свое. Бессмысленно радикально менять жизнь и карьеру для того, чтобы копировать чужое. Я говорю друзьям, что скорее умру, чем буду копировать других.

— Что для вас значит креативность?

— Я стремлюсь создать альтернативную сферу искусства, где люди могут все подвергать сомнению, воображать и свободно выражать свое мнение. В конечном итоге все это повышает общественную осведомленность и участие. Творчество для меня — создание чего-то совершенно нового, чего еще не было в человеческом наследии.

— А какое место отводится мечте?

— Мечта очень важна. Я думаю о своей работе днем и ночью, иногда даже во сне, и просыпаюсь с забавными мятежными идеями — вроде куриных лапок с яркими ногтями в работе для выставки в Эрмитаже. Творчество часто рождается из грез, где можно освободиться от всего. Но как художник я изначально свободна от многого. Можно сказать, я живу в мечтах.

— Что бы снять перформанс перед своей инсталляцией в Главном штабе вы приехали в Санкт-Петербург заранее и провели две недели в самоизоляции. Чем занимались в одиночестве?

— Когда я собиралась в Россию, обязательная самоизоляция еще не была объявлена. Но я решила перестраховаться, прилетев в Петербург за 17 дней до съемки. И это самое мудрое решение, принятое мною в 2020 году. Именно оно позволило мне единственной из корейских художников добраться до Эрмитажа и записать выступление на онлайн-выставке перед закрытием музея для публики.

Самоизоляция оказалась сложной: непросто долго оставаться в одиночестве, особенно в новой среде. Сначала Россия меня напугала. После прохождения всех формальностей в аэропорту, мне казалось, я нахожусь под непрерывным и мощным контролем неизвестной мне системы. Но как только я познакомилась с командой Отдела современного искусства Эрмитажа, все изменилось. Я влюбилась в Россию. Ребята покупали мне еду и цветы. Мы общались каждый день, и я обнаружила, насколько русские милые люди и как много между нами общего. А какая восхитительная у вас еда, особенно хлеб! Забавно, но я скучаю по карантину в Санкт-Петербурге!

Кроме того, во время изоляции я сделала более 150 композитных куриных лапок. “Сохраняй спокойствие и делай куриные лапы!” — так я переживала карантин, хотя каждый день появлялись шокирующие новости: запрет на полеты, сообщения о том, что никто из корейских художников и организаторов не прилетит, закрытии Эрмитажа и нашей выставки для посещения… Я скучаю по тому, насколько эффективен был карантин для меня: 150 куриных лапок за несколько дней! Вернувшись из России, я снова попала в карантин. Но дома у меня нет ни материала для куриных лапок, ни русского хлеба. Так что здесь мне не так радостно, как в Санкт-Петербурге. Я хочу вернуться назад!

— Ваша инсталляция называется “Культ красоты”. Что это за культ?

— Со словосочетанием “Культ красоты” я впервые столкнулась, когда куратор выставки Дмитрий Озерков посетил Корею и описал свое впечатление о корейском обществе. У меня же критическое понимание нашей эстетики и стандартов красоты, и я подумала, что было бы забавно рассказать об этом в инсталляции. “Культ красоты” — это придуманный мною безумный псевдо-культ, последователи которого поклоняются “Красоте”, данной людям. В Эрмитаже я построила “храм” и стала “Гуру” этого “Культа красоты”.

Понятия красоты и ее стандарты непрерывно меняются, они даже становились предметом философских дискуссий крупных философов, например, Канта. Думаю, в Корее и за ее пределами существует стереотипное представление о том, что такое красота и уродство, которыми неустанно оперируют средства массовой информации, индустрия развлечений и общество. Возможно, именно в этом причина появления клиник пластической хирургии на каждом углу сеульского района Gangnam. Многие женщины там выглядят настолько одинаково, что это пугает. Думаю, красота не может быть дана нам другими. Она — в нашем собственном образе жизни. Её нельзя привнести моментально, особенно если речь идет не о тех ее проявлениях, которые можно изменить за несколько секунд, скорее она скрыта в мышлении и мировоззрении, а их нельзя обмануть.

Поэтому я чувствую, что наше общество болеет, а люди носят что-то не свое. Моя экстравагантная композиция из куриных лапок с преувеличенными и покрытыми лаком когтями воплощает именно этот уродливый и странный портрет нашего общества.

— Эрмитажная инсталляция напоминает святилище. Какому богу здесь молятся?

— Это святилище раскрывает суть культа красоты и наши заблуждения об искусственно созданных стандартах. На церемониальном столе громоздятся фигурки-пирамидки с корейской косметикой — тюбики помады с надписью “Возьми меня”, окружающие мой храм, служат метафорой горящих свечей на священных церемониях. Это сатира на культ красоты, заставляющий людей продавать себя с помощью макияжа, скрывающего настоящую внешность. Я хочу, чтобы люди сосредоточились на том, что внутри них, нашли подлинную ценность в жизни.

— Что за свиная голова в центре композиции?

— Я позаимствовала ее из традиционного ритуала удачи “Госа”. Розовая свиная голова с кристаллами Swarovski — посредник между богом и человеком. Бог красоты где-то там, за этими панелями, вдали от этого стола и вообще за пределами нашего мира. Так что наш культ, как и любой другой, связывает верующих с божеством неизвестной природы, существующим за пределами нашей реальности.

Деньги в пасти свиньи — еще один традиционный элемент церемонии “Госа”, это пожелание успеха в бизнесе и карьере. Я этим жестом акцентирую внимание на нашей преданности современному капитализму и миру Мамоны, олицетворяющего богатства и земные блага.

— Ваши планы на будущее — какие они?

— В определенном смысле я осуждаю веру в распространенные стандарты красоты и хочу расширить эту практику. Планирую запустить еженедельную интернет-страницу со службами, чтобы развивать свой культ и набирать верующих. Уже сейчас можно найти тысячи хештегов #beautycult, так что у меня есть множество последователей.

Популярные события

  • Выставки
Выходные в городе

Новости

 
 
Для детей и их родителей
 
 
Хармсианские анекдоты
 
 
Виртуальные гастроли
 
 
Современные предсказатели
 
 
Вакуум в помощь