Лестница в небо

Строгие шатровые храмы, затейливые народные промыслы, копченая щука и ароматный морс из морошки на обед, пылающие закаты на берегу Онеги: на Русском Севере создают новый туристический маршрут, задуманный как европейский аналог Сантьяго де Компостелла — паломнического Пути Святого Апостола Иакова.

Галина Столярова

Межрегиональный маршрут под названием “Дорогами Ломоносова” свяжет Олонец и Каргополь и будет проходить по старой дороге от Петербурга до Архангельска через Карелию, Ленинградскую, Вологодскую и Архангельскую области.

На августовский фестиваль “Дорогами Ломоносова”, ставший своеобразной репетицией маршрута, в Архангельскую область приехал культурный десант из обеих российских столиц. Дизайнер Фрол Буримский устроил под приземистыми темными сводами нижнего предела каргопольского Христорождественского собора музейную инсталляцию проекта Frol et Lavr, а в качестве моделей задействовал местных жителей (за исключением трех профессионалов, приглашенных из Москвы и Парижа). Коллекцию haute couture осень-зима 2020/21 дизайнер посвятил Каргополю, вдохновившись очарованием старинного русского города на онежском берегу, живостью и колоритом местных промыслов и благородным посылом сблизить мир моды и национальное культурное достояние.

До конца сентября в Каргопольском государственном историко-архитектурном и художественном музее гостит выставка, посвященная искусству второй половины XX века — “Ленинградская оттепель. Группа Одиннадцать”, которую подготовила специально для фестиваля петербургская галерея искусств KGallery.

Небольшой каргопольский музей собрал в своих залах весь цвет и свет местных фольклорных традиций: расписные прялки, резную мебель, шитые золотом платки, красно-белую каргопольскую вышивку. Почти за каждым экспонатом — история, обычай или традиция. Так, в здешних краях было принято щедро украшать вышивкой женские нижние рубахи. По качеству и красоте вышивки потенциальная свекровь могла оценить будущую невестку: узор служил “лицом” девушки на выданье.

Каргополь — то место, где при желании ты можешь в буквальном смысле соприкоснуться с народным творчеством. Из этого старинного городка на берегу Онеги уезжаешь, вылепив глиняную игрушку, смастерив куколку-мотанку или повязав на шею косынку с собственноручно созданным набивным орнаментом из лошадок, птиц, цветов или петухов.

Чтобы узнать город на вкус, отправляйтесь дегустировать и печь калитки с ягодами или печатные пряники в “Марусином доме”. Это не кафе, а настоящий деревенский дом, где хозяева радушно примут, щедро угостят, а при желании еще и научат парочке кулинарных премудростей. Самые вкусные пряники — “разгонные”, с глазурью и ягодной начинкой. Название содержит в себе тонкий намек: традиционно эти пряники подавали засидевшимся гостям: дескать, хозяева утомились и пора бы заканчивать трапезу. Самый хулиганский пряник в народе называется “херобора”. Он выполнен в виде фаллического символа, а само словечко прочно утвердилось в лексиконе местных жителей и служит синонимом ерунды.

Популярный северный сувенир мукосольки делают из съедобных ингредиентов, но в отличие от пряников мукосольки есть нельзя. Эти крошечные раскрашенные фигурки из соленого теста служат оберегами и привлекают в дом достаток и благополучие.

Пеший маршрут между Каргополем и Олонцом был проложен паломниками много столетий назад. В августе его успешно преодолели за 16 дней члены федерации северной ходьбы, ставшие участниками фестиваля. На паломническом пути находятся исторические поселения, и практически каждая остановка на маршруте — это место “Почтовой ямы”, где в прошлые века путники могли остановиться на ночлег, перекусить, сменить лошадей.

Важная остановка в пути — село Ошевенский погост. Деревянная шатровая церковь Богоявления Господня Ошевенского монастыря, построенная в 1787 году, сейчас изнутри в лесах: здесь реставрируют самое большое на Русском Севере “небо” — деревянные потолочные иконы. Такие иконы на потолках шатровых деревянных храмов сегодня можно встретить только в Поморье. Шатровые церкви — тоже особенность Русского Севера. Они уцелели здесь вопреки запретам патриарха Никона, стремившегося к контролю и единообразию и в середине 1650 годов повелевшему снести шатровые храмы. “Бог высоко, а царь далеко”, — приговаривали местные жители и продолжали идти к богу так, как считали верным, не слушая указок и не страшась наказания. Форма храма тоже особая — восьмерик на четверике — и напоминает крепость. На Севере подметили, что воины, раненые в сражениях, в крепостях идут на поправку быстрее, чем в избах, и решили укрепить веру в прямом смысле через архитектурные решения. 

Северяне вообще изумляют своей стойкостью. Когда большевики громили храмы, местные жители выносили с “поля боя” иконы и утварь, которую по прошествии более чем столетия, возвращали в восстановленные церкви. Всего несколько лет назад в одну из часовен Ошевенска, где в советские годы располагался продовольственный магазин, местная жительница передала фрагменты “небес” с ликами ангелов и святых. А среди самых трогательных экспонатов в Архангельском краеведческом музее — осколок колокола взорванного храма, который хранился в обычной архангельской семье. 

Еще одна примета Севера — обетные кресты. Их ставили в благодарность местным святым, на которых возлагали надежды. Обетные кресты до сих пор не заброшены: множество повязанных на них платков и рубашек говорят о том, что вера в святых и надежда на их помощь сохраняются. Считается, что если мучают головные боли, то нужно повязать на крест платок, если нога — то чулок или носок: предмет, который оставляешь святому, должен быть напрямую связан с больным местом.

На Русском Севере уцелели народные промыслы самых разных мастей: мезенская роспись, холмогорская резьба по кости, каргопольская глиняная игрушка, щепная птица, круглолицые куклы-мотанки, набивные узоры на ткани, резьба по дереву и яркие браные тканые пояса.

Войти в прямой контакт со старинными русскими промыслами можно не только в Каргополе, но и в селе Ломоносово, на фабрике Холмогорской резьбы по кости. В двухэтажном здании фабрики расположены колледж, магазин и администрация, а сами мастера работают в основном на дому, поэтому если вы хотите воочию увидеть процесс создания изящных ажурных узоров или фигурок из бивня мамонта, оленьего рога, моржового клыка или зуба кашалота, то договариваться о визите нужно заранее. Есть возможность и собственноручно изготовить небольшую подвеску с узором на пластине из коровьей кости или бивня мамонта. Узор сначала наносится карандашом, а затем гравируется при помощи несложного прибора, аналогичного бормашине.

Из села Ломоносово до Архангельска чуть больше часа пути. В Архангельск стоит приехать, чтобы прогуляться по широкой набережной Северной Двины, зайти в Архангельские Гостиные дворы, где в краеведческом музее хранятся удивительные реликвии. Например, большой деревянный крест Петра Первого, вырезанный царем собственноручно в память о спасении во время сильного шторма в Белом море летом 1694 года. Краеведческий музей Архангельска — один из старейших в стране. Он был основан в 1837 году, и его фонды насчитывают около 265 тысяч экспонатов, которые рассказывают об истории Поморского края. В числе самых ценных раритетов — коллекция антиминсов (в переводе с греческого — “вместопрестолие”) — небольших платов, которыми накрывается алтарь в православном храме. В антиминс вшивали небольшой кармашек, куда вкладывались частицы мощей святых — дань раннехристианской традиции совершения литургии на гробах мучеников. Антиминс выдавался конкретному храму и после освящения архиереем давал право священнику совершать в этом храме таинства. В центре антиминса изображался крест, а по краям покрова указывали дату освящения, название храма, а также имена правителя и архиерея. 

Музей понравится тем, кто интересуется народными промыслами — здесь и резьба по дереву и кости, и золотное шитье, и вышивка. Но еще больше он увлечет любителей путешествий и приключений: несколько залов посвящены истории полярных экспедиций. И это не только рассказ о подвигах, но и очень человечные штрихи, по которым можно судить о том, как складывался быт зимовщиков. На полярных станциях пытались одомашнивать белых медведей, умудрялись держать коров, а свежая луковица была основным источником витаминов. Здесь рожали детей, имена которым выбирали путем голосования жюри. Среди вариантов имен для девочки, родившейся 27 апреля 1935 года на советской станции в Бухте Тихая, — Зефика и Зефрида (в обоих случаях реверанс в сторону Земли Франца-Иосифа), Арктина, Северина, Нордлина, Ледоксана, Баренца, Полярисса. Проголосовали в итоге за Северину. А мальчику, появившемуся на свет там же в 1936 году, дали звучное имя Родварк — родившийся в Арктике.

Даже если вы не любитель музейных залов и выставок, архангельский Музей художественного освоения Арктики пропускать не стоит. Его без особой натяжки можно назвать одним из самых интересных в Европе — здесь сумели выстроить приключенческую и очень познавательную историю вокруг биографии красноборского художника Александра Борисова. В полярных экспедициях он смело рисовал с натуры, а густеющие на 35-градусном морозе краски научился разбавлять скипидаром. О северных экспедициях он мечтал с детства, и мечта осуществилась несмотря на то, что в десятилетнем возрасте Борисов чуть не стал инвалидом: в результате несчастного случая он сломал обе ноги, помогая отцу рубить лес. Живописи он учился у Шишкина в петербургской Академии художеств и у иконописцев в школе Соловецкого монастыря. Объездил с выставками всю Европу и был человеком государственного ума: вместе с Сергеем Юльевичем Витте он разработал и представил властям план Великого Северного железнодорожного пути. Этот грандиозный проект можно увидеть на карте в одном из залов. Денег на реализацию проекта не нашлось, но частично идеи Борисова удалось осуществить. Был построен железнодорожный выход от Котласа до Мурманска, а также на Петербург через Коношу и Вологду. Борисов был женат на вдове гражданина Германии, которая не вынесла особенностей большевистского режима и после почти 15 лет брака вернулась в Германию в 1922 году. Борисов скончался в 1934 году в родном Красноборске, в доме, который построил сам и где сегодня располагается филиал музея. “Он ушел рано, но это счастье, что он не успел дожить до сталинских репрессий”, — отмечает в конце экскурсии гид.

Маршрут “Дорогами Ломоносова” предполагает не только желание широко раскрыть глаза, но также умение и готовность слушать. Повести о настоящем человеке ждут вас на Русском Севере почти на каждом шагу, и эти живые истории, которые неизменно берут за душу и поражают воображение — невероятный источник жизненной силы и мудрости.

Фотографии © Александр Коряков / Коммерсантъ