Махнем за город: от Лахты до Зеленогорска

Строго говоря, 50 километров от Лахтинского разлива до бывшего поселка Териоки входят в состав Санкт-Петербурга, но здесь заканчивается многоэтажная застройка и начинается то, чем этот район знаменит уже полтора века, — зелень, дачи и песчаные пляжи на берегу Финского залива.

Читать далее Махнем за город: от Лахты до Зеленогорска

Чек-лист для новосела

Сегодня — никакой истории и отвлеченных мыслей. Только польза и практические советы, как быстро и правильно принять квартиру у застройщика. И главное — что значит эта процедура.

Читать далее Чек-лист для новосела

Городская беда или новые возможности? Мусорные вопросы и их решение

Цветные баки для раздельного сбора мусора, которые появляются во многих городских дворах, не решат глобальные экологические проблемы, но с их помощью все вокруг не превратится в свалку уже в ближайшие годы.

Читать далее Городская беда или новые возможности? Мусорные вопросы и их решение

Правила зонирования, или как меняются представления о прекрасном

Даже неспециалист может определить возраст квартиры с точностью до нескольких десятилетий — достаточно взглянуть на дом и планировку.

Читать далее Правила зонирования, или как меняются представления о прекрасном

Между морем и рекой: как вода построила Санкт-Петербург

Петербург — необычный город. Морские ворота в пяти километрах от берега, 60 набережных — и ни одной с видом на Балтику (единственная из подходящих пять лет назад стала обочиной ЗСД). Море в Санкт-Петербурге не смогло стать важнее реки, и вот почему.

Читать далее Между морем и рекой: как вода построила Санкт-Петербург