Дома без мемориальных досок

Главная ассоциация с Черной речкой — Пушкин, хотя и в более позднее время в этих местах жили многие известные люди. Отправляемся на экскурсию.

Рядом со станцией метро “Черная речка” — масштабная послевоенная сталинская застройка. Казалось бы, ничего необычного, но стоит полистать ленинградские телефонные справочники середины прошлого века (тогда о сохранности персональных данных особо не думали), и видишь, что в квартале между улицами Савушкина и Школьной, Карельским переулком и набережной — очень много знаменитых фамилий.

То, что сейчас воспринимается почти как центр города, еще 70 лет назад было весьма отдаленным районом. Метро в пешей доступности здесь появится в начале 1980-х, трамвай — в 1960-е, когда город начал стремительно расти. Если не брать во внимание почти отсутствующий личный транспорт, единственной связью с центром поначалу были поезда до Финляндского вокзала.

Театральный район

В 1957 году сдается дом по улице Савушкина, 3. Квартиру в крайней со стороны Черной речки парадной получает семья Георгия Товстоногова, совсем недавно назначенного главным режиссером Большого драматического театра. Он приехал в Ленинград всего восемь лет назад, но уже успел получить имя и признание. Уже поставлена “Оптимистическая трагедия” на сцене Ленинградского театра драмы (за нее Товстоногов получил Ленинскую премию), уже проведены первые реформы в БДТ (уволена треть труппы), начинается золотая эпоха главного театра города.

Кстати, в непримечательных хрущевках рядом с рынком на Торжковской улице в 1960 году получили квартиры артисты БДТ. Главный режиссер лично выбивал их. Так соседями стали две семейные пары: молодые Олег Басилашвили и Татьяна Доронина, Павел Луспекаев и Инна Кириллова. Олег Валерианович до сих пор в труппе театра, а таможенник Верещагин из “Белого солнца пустыни” скоро вышел на пенсию по инвалидности — обострилась болезнь ног после фронтового ранения.

Двор дома №10 по набережной Черной речки — еще один творческий кластер. Здесь жил режиссер Ян Фрид, который снял “Собаку на сене” с Боярским и Тереховой в главных ролях и множество других музыкальных фильмов. Его соседом был Игорь Дмитриев, который за более чем полувековую актерскую карьеру исполнил сотни ролей в театре и кино. Здесь же — квартира Фрейндлихов. Бруно Артурович покинул Ленинград еще до того, как из города начали депортировать немцев, после войны вернулся в город, с 1948 года был артистом театра имени Пушкина (нынешний Александринский).

Родители Алисы Фрейндлих. Бруно Артурович прожил на Черной речке почти 50 лет

Правда, творческим этот район оставался недолго: многие его жители делали карьеру и переезжали в более престижные места. Уже в середине 1970-х он стал обычным кварталом, но даже в XXI веке на набережной Черной речки можно было встретить заслуженных деятелей искусства.

Граф-музыкант и легендарный бас

Еще один житель дома на набережной Черной речки, 10, — профессор Ленинградской консерватории композитор Дмитрий Толстой. Сын писателя Алексея Толстого, ученик Дмитрия Шостаковича, автор сотен музыкальных произведений и книги мемуаров “Для чего это было” выезжал из дома только на лекции, а большую часть времени проводил в своей квартире. Он не был затворником — к нему постоянно заходили студенты и коллеги, но считал, что в привычных условиях ему проще и комфортнее работать.

Шестой этаж дома №12 по набережной Черной речки — мастерские художников, а на первом с 1959 года работает библиотека

Дом на Набережной Черной речки, 12, куда сейчас упирается Коломяжский путепровод, — один из адресов оперного певца Бориса Штоколова. Парень из Кемеровской области скорее всего стал бы военным: он отучился в школе юнг и поступил в летную спецшколу. Но на курсантском концерте его заметил маршал Жуков и посоветовал пойти в консерваторию. Отказаться было нельзя, и вместо одного из офицеров мир узнал о выдающемся певце. С 1959 года Штоколов — солист театра имени Кирова (сейчас — Мариинский). В его послужном списке — десятки опер, концерты русских народных песен и романсов, гастроли по всему миру.

Голос города

Во дворе дома №20 по набережной Черной речки несколько лет назад открыли сквер имени Ольги Берггольц. Здесь поэтесса жила с 1959 по 1975 год. В центре — гранитная композиция с пишущей машинкой, микрофоном, дневником поэтессы и ее стихи.

© gov.spb.ru
Сквер Ольги Берггольц — небольшо садик во дворе дома № 20 по набережной Черной речки

Голос автора нескольких детских книжек стал символом блокадного Ленинграда, олицетворяющим его стойкость и мужество. Горожане собирались возле репродукторов, чтобы услышать ее слова, вселяющие надежду на лучшее будущее. Эта вера заставляла обессилевших людей подниматься и идти, помогала жить за гранью человеческих возможностей.

Она выступала на радио почти ежедневно на протяжении всех 900 блокадных дней. При этом Ольга Федоровна сидела на голодном пайке и была на грани смерти от истощения. Именно ей принадлежит знаменитая фраза «Никто не забыт и ничто не забыто».

Русская литература и облик Петербурга

В одном доме с Борисом Штоколовым несколько лет жил филолог Дмитрий Лихачев. Он родился в начале Серебряного века русской культуры, а умер за год до начала третьего тысячелетия. В ЛГУ вместе с однокурсниками он организовал кружок, изучавший филологию древних славян, и получил не академическое признание, а арест, Соловецкий лагерь и строительство Беломорканала. В 1932-м, после освобождения, он возвращается в Ленинград и заканчивает университет.

© Лев Шерстенников
Дмитрий Лихачев в своей петербургской квартире

Исследования Лихачева охватывают всю историю российской филологии и культуры — от возникновения письменности до наших дней. Еще одна важная тема его работ — Петербург. Он считал город живым воплощением единства российской и европейской культур. Его уникальная связь со всем миром выражается и в науке, и в архитектуре. Академизм Петербурга доводит архитектурные стили до классического воплощения, его облик не перепутать ни с чем.

Новое время

За годы, которые прошли с появления на Черной речке массовой застройки, многое изменилось — домостроительные стандарты, планировки и отделочные материалы.

До сдачи первых корпусов комплекса ЦДС “Черная речка” осталось чуть больше года

Квартал ЦДС “Черная речка” воплощает собой современную европейскую архитектуру, актуальные технические решения и великолепное местоположение. Идеи академика Лихачева остаются актуальными и воплощаются в наше время. Новые кварталы становятся частью меняющего городского ландшафта, органично вплетаясь в уже существующую городскую среду. Память о прошлых поколениях, которые оставили свой след в истории, становится источником вдохновения, тем нематериальным, что отличает Петербург от любого другого города России.