© grki / Adobe Stock

Деревня в центре города

Окрестности парка Лесотехнической академии выглядят так, будто кусочек тихого провинциального городка, застроенный лет 100 назад, выдернули из обычного места и перенесли почти в центр мегаполиса.

Многие века дерево было (и остается) необходимым ресурсом для строительной отрасли и важной статьей экспорта, но уже в начале XIX века в огромной России появилась реальная опасность, что бескрайние леса превратятся в поля. В европейской части страны леса изводили под корень: быстро растущему населению больше всего был нужен хлеб. Охраной и восстановлением лесов в первую очередь начал заниматься крупнейший землевладелец империи. Указ Александра I об образовании Практического лесного училища вышел 19 мая 1803 года. Учебное заведение должно было выпускать “специалистов по лесному управлению”. Первый адрес училища — Царское Село. За восемь лет выпущено 18 землемеров и один ученый форстмейстер. Развивать лесное дело настолько неторопливо было нельзя. Вузу выделяют средства, выдают большой участок к северу от столицы и объединяют с частным лесным институтом графа Орлова.

Франц Крюгер. Портрет Александра I верхом на коне. 1837. Государственный Эрмитаж
В первые годы своего царствования Александр I провел масштабные реформы в органах государственной власти. В числе многих впервые появилось и лесное ведомство.

На английских болотах

Под место учебы будущих лесных специалистов выделили не заповедный бор, а территорию, которую почти десять лет пытался облагородить английский капитан Александр Давидсон. Он владел обширными участками у Черной речки, в Удельной и Сосновке, где устроил показательную сельскохозяйственную ферму. Больших успехов предприятие не имело — несмотря на мелиорацию, на низинах не удалось получить хорошего урожая даже по передовым британским технологиям. К 1811 году предприятие как раз тихо угасло, и студенты въехали в 26 освободившихся помещений разной степени ветхости — с главным корпусом работы архитектора Воронихина (автора Казанского собора) и прочими надворными постройками. Почти сразу после переезда начались и работы по обустройству парка.

Вазон с белкой около главного здания Лесотехнического университета.

Новое заведение получило название “Форст-институт” (“Лесной” на немецком) и стало настолько значимым, что скоро весь ближайший район начали называть “Лесное”. Нынешние проспект и станция метро — напоминание о тех временах.

Николай I продолжил опекать институт: утвердил проект развития, планы строительства корпусов и ландшафтного парка, но денег на все это выделил совсем немного. Поэтому часть земель нарезали на участки и продали под частную застройку. А практика сдачи участков под покосы и огороды существовала с первых дней института.

Сейчас в парке растет около 50 краснокнижных видов деревьев и кустарников.

Дачным районом Лесное оставалось недолго — к концу века рядом появились фабрики и заводы с доходными домами и рабочими общежитиями. Проводить лето в таком окружении отваживались немногие. Академические порядки сохранились только на территории институтского парка, который сохранился до наших дней почти в прежних границах. Главный вход туда — в створе Парголовской улицы.

Дуэль и восстание

Чернов и Новосильцев стрелялись на расстоянии в восемь шагов. Они стояли там, где сейчас гранитные круги.

Кровавая история, которая произошла в парке в начале XIX века, пусть и косвенно, но повлияла на развитие всей страны. Внук графа Орлова, единственный сын его дочери и наследник громадного состояния Владимир Новосильцев решил жениться на девице Черновой, дочке пусть и генерала, но очень незнатного рода. Мать жениха была категорически против, и особое возмущение у нее вызывал даже не потенциальный мезальянс, а плебейское отчество будущей невестки — Пахомовна. Уговорами и угрозами ей удалось заставить сына отказаться от обещаний. От такого позора пришли в негодование уже родственники несостоявшейся жены. Единственное решение — дуэль. В ней участвовали Владимир Новосильцев и брат невесты Константин Чернов. Оба получили смертельные ранения. И все бы ничего, но секундантом Чернова был будущий декабрист Константин Рылеев, который превратил похороны в первую стране политическую демонстрацию. Более 400 человек шли за гробом, а в речах открыто высказывались против “старой аристократии”. Через несколько лет Рылеев будет одним из организаторов дворянского восстания и будет за это казнен.

Кондратий Рылеев. Автор неизвестен.
Рылеев стал секундантом Чернова за три с небольшим месяца до восстания декабристов.

Для матери Новосильцева дуэль стала тяжелым ударом. Она считала ее своим грехом и старалась всеми силами искупить. Она приобрела постоялый двор, где умер сын, и построила на этом месте церковь и богадельню. На все ушло более миллиона рублей — огромные по тем временам деньги. Князь-Владимирский храм до наших дней не сохранился. Корпуса бывшей богадельни — двухэтажные домики в самом начале проспекта Энгельса. До 1952 года Новороссийская улица называлась Новосильцевской, а в 1988-м на месте дуэли в парке установили гранитную стелу.

Место работы и учебы

Самый застроенный участок парка — около пересечения Институтского проспекта и Новороссийской улицы. У всех этих зданий один адрес — Институтский переулок, 5, но с разными корпусами. Здесь и учебные аудитории, и жилые дома.

Два каменных дома для профессоров и преподавателей академии закончили в 1902 году.

Самая старая часть — там, где нынешние кабинеты ректора и проректора. Двухэтажный дом был построен в 1827 году. Дальше началась сплошная череда сносов, переездов и нового строительства, так что вникать во всю эту историю не слишком интересно. Главная достопримечательность из сохранившегося — бывшие дома преподавателей. Сейчас их хозяева уже не имеют отношения к университету, часть домов отреставрирована, часть — понемногу разрушается, но все вместе они создают удивительную картину безмятежной сельской жизни. Не хватает только огорода и стада коров.

Хранитель сада

Засаживать окрестности института самыми разнообразными деревьями начали в 1833 году. Каждый год появлялось несколько тысяч деревьев, которые везли из разных частей страны и даже из парижских питомников. Через 30 лет на террасах дендрологического сада росли почти все виды деревьев и кустарников, обитающих в России. Вокруг одного из прудов, Лагерного, устроили парк с дорожками, а на месте пихтовой рощи появился вокзал, где давали концерты и устраивали вечера.

Пруды в парке появились в XIX веке — нужно было осушить болотистую местность.

Неслучайно, что одним из главных людей института всегда были садовники. Самый известный из них — Эгберт Вольф, который посвятил парку более 45 лет своей жизни. На его долю выпало самое трудное время: он заступил на должность в 1886 году и сумел сохранить парк во время страшных социальных катаклизмов. До революции каждый год Вольф высаживал в парке цветники, которые считались лучшими в городе. Чтобы полюбоваться на них, жители центра тратили целый день на поездку за фабричные окраины. Еще одна важная его работа — описание парка. За сто лет изменился состав насаждений, высохли пруды, но мы можем прочитать, как себя чувствовали в Петербурге байкальские кедры и растения Кавказа.

Лесное радио

В дальнем углу парка, около пересечения Новороссийской улицы и улицы Карбышева, стоит 30-метровая краснокирпичная башня. Изначально ее строили как водонапорную, чтобы обеспечить все службы института собственной водой (ее для полива нужно было много). Когда добрались до водоносного слоя, стало понятно, что все впустую: примесей железа было слишком много, даже отстоявшаяся вода оставалась мутной, но при этом выпадал красно-бурый осадок.

© 13243546A / Wikimedia Commons_CC BY-SA 3.0
Изначально водонапорная башня была еще выше: ее верхняя деревянная часть сгорела.

Несколько лет в башне располагалась метеорологическая обсерватория и даже служебные квартиры. Но в историю она вошла как один из испытательных полигонов Александра Попова, который экспериментировал с передачей радиоволн.

Прогулки по району

Променад вдоль Белоостровской улицы у квартала ЦДС “Чёрная Речка” станет тенистым через какое-то время, а пока можно дойти до ближайших парков.

От комплекса ЦДС “Чёрная Речка” до главного входа в парк Лесотехнической академии — 20 минут пешком. В городе вряд ли найдется другой жилой квартал с таким же удобным расположением — вокруг несколько садов и парков, речные набережные и в то же время инфраструктура давно обжитого района.

Для проезда внутри комплекса будет открыта аллея, разделяющая квартал на две равные части, и предусмотрены проезды между домами. Приватные дворы — полностью свободны от транспорта.

Девять корпусов бизнес-класса будут поэтапно сданы в эксплуатацию, начиная с лета следующего года: совсем скоро на Черной речке появится квартал с набором уникальных характеристик — с индивидуальными планировками, закрытым двором и надежной системой безопасности, вместительными парковками и продуманной концепцией благоустройства.