© Andrey Kiselev / Stock Adobe

Красные точки на сером поясе

По Выборгской набережной и Большому Сампсониевскому проспекту редко гуляют. Промышленные окраины, массово застроенные примерно 150 лет назад, чаще становятся транзитной частью маршрута между центром и жилыми северными районами. Но интересного здесь хватает.

Краснокирпичные фабричные корпуса, частично перестроенные в бизнес-центры, и работающие до сих пор предприятия с полуторавековой историей определяют облик этого района — людного, неоднородного и по-настоящему петербургского.

Эволюция двигателей

© Alex ‘Florstein’ Fedorov / Wikimedia Commons CC BY-SA 4.0
Классический промышленный пейзаж Выборгской набережной начала XX века 100 лет спустя дополнили бизнес-центры с панорамными видами на воду.

Мы стартуем с площади академика Климова и движемся по Большому Сампсониевскому в сторону станции метро “Выборгская”. Громадный квартал справа, который тянется до улицы Александра Матросова и Большой Невки, почти полностью занимают корпуса нынешнего завода имени Климова. Его главная продукция — авиационные двигатели.

Началось же все с “Французского общества автолюбителей Рено для России”. Император Николай II одобрил запуск инструментального цеха в столице, а главное сборочное производство было построено в Рыбинске. “Русский Рено” должен был выпускать до 1500 машин в год. Большую часть узлов готовились поставлять из Франции, что-то — “импортозаместить”. Все было готово к массовой автомобилизации, но началась Первая мировая война, и об этих планах пришлось забыть: петроградский завод начал выпуск моторов для машин и самолетов.  

Главный проект военных лет — производство двигателей для самолета “Илья Муромец”. Удивительно, с какой скоростью внедрялись технологии в начале XX века: от первого 12-секундного полета братьев Райт до начала серийного производства машин длиной более 17 метров, способных подниматься на высоту более 3 км и летать со скоростью более 100 км/ч, прошло чуть больше 10 лет. Ничего, что поначалу на “Муромцах” умел летать только их конструктор Игорь Сикорский — уже в 1915 году на боевое задание вылетела целая эскадрилья бомбардировщиков.

После 1917 года ни о каких “Рено” речь уже не шла, но специализация осталась — завод выпускал двигатели и запчасти для тракторов, мотоциклов, танков и самолетов. Именно здесь, в осажденном Ленинграде в 1942 году начали выпуск реактивных минометов “Катюша”.

Свое нынешнее имя завод получил в память о конструкторе Владимире Яковлевиче Климове. Реактивные двигатели для многих самолетов Туполева и Ильюшина разрабатывались именно под его руководством. Двигатели Климова используются и почти на всех отечественных вертолетах.

Линотипы, мины и лимузины

© wikipedia.org
Пожарный автомобиль «Лесснер» считается первым специализированным транспортом, полностью собранным из отечественных деталей. Правда, двигатель хоть и производился в России, но по немецкой технологии.

Следующий фабричный квартал, от которого сейчас осталось несколько небольших красных зданий, — бывшие владения семьи Лесснеров. В середине XIX века потомок шведских и немецких эмигрантов Густав Арнольд Лесснер начал выпуск типографских станков. Дело быстро росло и ширилось, и вскоре мануфактура становится, как бы сейчас сказали, производственным холдингом, который в том числе выполняет заказы Морского министерства — делает самодвижущиеся мины и минные аппараты.

Своего расцвета производство достигает на рубеже веков, уже под руководством сына основателя, Эмиля Густава Арнольда. Он запускает сборочное производство машин, узлы для которых заказывает в Германии, у фирмы Даймлера. Это не массовое производство, как у Рено, а настоящая роскошь по соответствующей цене. Кстати, именно это и стало причиной прекращения сотрудничества — немецкую сторону не устроил объем продаж.

К этому времени у Лесснера уже есть собственное конструкторское бюро и фамильная марка автомобилей. “Лесснеры” стоят дешевле “Даймлеров”, но тоже остаются в представительском классе. Их покупает столичная аристократия, а успехи замечают на государственном уровне: в 1907 году промышленнику вручили Большую императорскую медаль “За установление автомобильного производства в России”. Еще один важный проект завода “Лесснер” — первая отечественная пожарная машина.

Революция в корне поменяла профиль предприятия: лимузины стали не нужны, а вот тканей категорически не хватало. Механический завод имени Карла Маркса начинает производить оборудование для текстильной промышленности. В военные годы завод вместе с “Климовым” стал площадкой для производства “Катюш”.

Телеграф, телефон, Эрикссон

© Nik1986 / Wikimedia Commons CC BY-SA 3.0
Производственный корпус фабрики Эрикссона дошел до наших дней почти в неизменном виде.

Следующий квартал, после пересечения с Гельсингфорсской улицей — воспоминания о высокотехнологичном производстве начала XX века. Шведский промышленник Ларс Магнус Эрикссон в это время — главный европейский конкурент Александра Белла, изобретателя телефона и одного из основателей всей телекоммуникационной отрасли. Фирма Эрикссона налаживает производство собственных аппаратов, выигрывает тендеры на поставку оборудования в Швеции, начинает поставлять продукцию во многие европейские страны и даже Австралию с Новой Зеландией. Громадная Россия — очень интересный рынок. Эрикссон получает заказ на телефонизацию Киева и Харькова, потом — Ростова, Казани и Тифлиса. Чтобы справиться с этим объемом работ, он строит фабрику в Санкт-Петербурге. Внушительный корпус на Сампсониевском проспекте появляется за два года, торжественное открытие — 1900-й.

Советская власть прекрасно понимала важность качественной связи, и потому завод переставал работать всего на несколько месяцев в 1918 году. Все остальное время “Красная заря” (вплоть до остановки в 2012-м) производило телефонные аппараты и станции для гражданских и военных нужд. Здесь создали устройства, позволившие передать из космоса изображения поверхности Земли, Марса и Луны.

С 1956 года инженеры разрабатывали аппаратуру для передачи данных. Отечественного интернета из этого не вышло, но вполне получилась аппаратура для связи с подводными лодками по всему миру. Первая советская цифровая сеть тоже родом отсюда. Сейчас ее усовершенствованную версию используют для президентской связи.

Гвардейцы и спортсмены

© Пресс-служба ВСК МО РФ
С улицы не видно масштабов спортивных сооружений Военного института физической культуры.

Напротив фабрики Эрикссона — целый краснокирпичный квартал, который, правда, не имеет отношения к промышленности. Здесь в свое время квартировала одна из элитных армейских частей — Лейб-гвардии Московский полк. Свою историю полк вел от батальона преображенцев, тех самых потешных петровских войск и потому всегда был под шефством членов императорской семьи.

Первое крупное сражение, в котором участвовал тогда еще Литовский полк, — Бородино, а затем и другие битвы Отечественной войны. Тот полк дошел до Парижа и частично остался в Варшаве, неспокойном новом владении империи. Большая же часть личного состава вернулась в столицу и получила новое имя в память о событиях 1812 года. Почти 70 лет полк квартировал на углу Гороховой и Фонтанки, а потом переехал в специально построенные казармы.

Сейчас эти здания тоже занимают военные, но со спортивной специализацией — ВИФК (Военный институт физической культуры). Свою историю он ведет от Главной гимнастическо-фехтовальной школы, которая открылась в 1909 году и должна была готовить преподавателей-спортсменов для всех родов войск. Хотя формально спортивное общество ЦСКА и не связано с ВИФК, но корни армейского спорта — именно отсюда. Именно военные стали основной частью первой российской олимпийской команды в 1912 году, да и в следующие годы институт выпустил десятки известнейших спортсменов. Особенно красиво выглядит список курсантов-хоккеистов: Всеволод Бобров, Вячеслав Фетисов, Андрей Хомутов, Вячеслав Быков и многие другие.

После перекрестка Большого Сампсониевского и Гренадерской улицы начинаются корпуса заводов семьи Нобелей — тех самых изобретателей динамита, нефтепромышленников и основателей фамильной премии, но это история, требующая отдельного рассказа.

Возрождение района

Квартал ЦДС “Чёрная Речка” расположен очень удачно: на стыке Приморского и Выборгского районов, в нескольких километрах от центра города и Курортного района.

Концентрация предприятий на окраинах города — обычное явление, которое со временем начинает мешать его развитию. Заводы переезжают еще дальше, старые здания сносят, а на их месте появляются жилые кварталы — это стандартный “круг жизни” большого города.

Строительство комплекса ЦДС “Чёрная Речка” — один из самых масштабных проектов редевелопмента в Приморском районе Санкт-Петербурга. Всего за несколько лет эта часть города стала престижной локацией — близко к центру города, с отличной транспортной доступностью и развитой инфраструктурой, рядом с живописными набережными и парками.

Такому месту не хватало только качественного жилья, и теперь оно появится — первая очередь комплекса сдается уже в следующем году. Целый микрорайон с комфортной средой для жизни и отдыха строится по европейским архитектурным правилам, с использованием актуальных технических решений и современных технологий. Даже самый взыскательный покупатель найдет себе подходящую планировку — в домах нет типовых решений, каждая квартира на этаже индивидуальна.