Елена Мироненко: “Когда я гуляю по Петербургу, моя юность воскресает”

Елена Мироненко: “Когда я гуляю по Петербургу, моя юность воскресает”

23 августа 2022

Московский театр на Бронной гостит в Северной столице до 24 августа. Еще можно успеть на “Гамлета in Moscow”. Директор Театра на Бронной Елена Мироненко поделилась с where.ru историей своих взаимоотношений с нашим городом и тем, что так сильно цепляет её в последних премьерах театра.

Елена Остожьева

— Вы прожили в Санкт-Петербурге восемь лет. Помните свою первую встречу с городом?

— Я родом из Сибири и, когда мне было 16 лет, я приехала поступать в институт культуры. Я всегда мечтала учиться именно в Петербурге. Даже не знаю, почему я не думала о Москве. Наверное, из-за ореола культурной столицы, окружающей город на Неве. Я приехала и влюбилась в него с первого взгляда.

— Город вас сразу принял?

— Сразу. Ну как принял, это же было студенческое время, довольно своеобразные 1990-е годы. И в течение восьми лет я здесь жила, была студенткой, училась в аспирантуре, преподавала. У меня всегда очень хорошее ощущение от Петербурга. Это мой второй дом. Каждый раз, возвращаясь, я обхожу множество своих любимых потайных мест, где снова превращаюсь в шестнадцатилетнюю девочку.

— Что это за места?

— Это и Чижик-пыжик, и Летний сад, он тогда был как раз на реконструкции, и мы очень долго ждали его открытия. Плюс многочисленные переулки в разных районах города. За восемь лет я сменила 11 мест проживания: жила в Купчино, на Васильевском острове, на Конногвардейском бульваре. Любимых мест множество. И каждый раз, когда я гуляю по Петербургу, я вспоминаю свою юность.

— Куда бы вы пригласили друзей, первый раз приехавших в Петербург?

— Я бы поводила их по улочкам и переулкам за Почтамтом, ближе к Новой Голландии и Площади Труда, на которой, кстати, когда-то были трамвайные пути. Например, рядом с Никольским морским собором есть милые, тихие местечки. Они не шумные, совсем не туристические и крайне атмосферные. Также предложила бы зайти и в поразительно красивый Никольский морской собор.

— А с точки зрения гастрономии наш город вам знаком? Есть ли любимые рестораны?

— Не скажу, что так уж сильно. Нравятся “Кококо” и Salone Pasta&Bar. Когда я приезжаю, то меня водят по ресторанам мои друзья.

— Вы когда-нибудь предполагали, что станете директором театра?

— Как сказать. Я не предполагала, что стану именно директором театра, но я всегда знала, что стану руководителем. Я получала специальность “Менеджмент в сфере культуры” и с пятнадцати лет точно знала, что мне интересно руководство учреждениями в сфере культуры, заниматься стратегическим менеджментом. Я доросла до министра культуры Красноярского края, потом руководила музеями, а сейчас вот театром.

— Что сложнее: руководить музеем или театром?

— Я бы не сравнивала. Они просто разные и по темпоритму, и по количеству посетителей. В театре ограниченное число мест. И из этого всё исходит. Есть зал на 500 мест — к тебе вечером придёт 500 человек. В музее — нет. В музее ты можешь принять и 20 тысяч человек за один день. У меня был такой опыт, я запускала музейный комплекс “Дорога памяти” у Главного храма Вооружённых Сил в Московской области, в Кубинке. Там у меня было по 20 тысяч человек в день. И объёмы, скажем, не сопоставимы. Принять в день 20 тысяч человек и 500 — большая разница. Этим музеи и театры базово отличаются. А так они работают на одно и тоже — рассказывают человеческие истории зрителю. Только театр использует сценические средства, а музей — музейные. Это экспозиционная деятельность, и каким образом “зазвучит” тот или иной экспонат зависит от конкретного человека. Тоже самое и в театре: как “заиграет” произведение — зависит от конкретного режиссера.

— Какой самый страшный кошмар директора?

— Когда что-то рушится. Не дай Бог потоп или пожар. И ты понимаешь, что может быть нанесён ущерб не только имуществу, но и людям. Поэтому для меня было важно перед поездкой на гастроли застраховать не только имущество, но и абсолютно всех сотрудников театра — артистов, художественно-постановочную часть, администрацию. В Петербург все приехали застрахованными.

— И музейные, и театральные люди — творцы. Полёт их фантазии безграничен. Вы же выступаете неким ограничителем полёта фантазии.

— Полёт фантазии всегда ограничен бюджетом. Здесь всё просто. У тебя есть определённая сумма, из которой ты должен платить зарплату коллективу. Он у нас больше 200 человек. Это не очень много, но и не мало. Ты же отвечаешь за каждого: все должны получить не только базовую часть, но и премиальные, и надбавки... И здесь полёт любой фантазии смещается в сторону человеколюбия. Он может быть неограниченным, но потом всегда возникает вопрос: а чем я буду платить людям зарплату? И вот здесь мы находим ту точку, ту грань, по которой проходит принятие решения.

— Как вы отбирали спектакли для гастролей в Северной столице?

— Мы с нетерпением ждали наши первые гастроли в Александринском театре. Играть на сцене Национального драматического театра России — большая ответственность, потому что петербургская публика славится своей избирательностью. Для артистов, особенно молодых, которые только пришли к нам в труппу — это вызов. Мы привезли самые яркие премьеры сезона: “Таня”, “Платонов болит”, “Вишневый сад” и “Гамлет in Moscow”. Мы также привезли часть сувенирной продукции, выпущенной специально к открытию театра после масштабной реставрации.

— Из того, что Театр на Бронной привёз в Петербург, какой спектакль ваш личный фаворит? Что вас цепляет?

— Всё. Меня цепляет всё. Я пришла в Театр на Бронной исключительно из-за Константина Богомолова. Ни к какому другому художественному руководителю я бы не пришла работать. Я стопроцентно поддерживаю его видение развития театра в художественном плане. Думаю, то, что он делает, уже в истории театрального дела. Он ставит и тихие, нежные спектакли, такие как “Таня”, и дерзкие, хулиганские, такие как “Гамлет in Moscow”. Но и тот, и другой спектакль являются высказыванием Константина Богомолова. Между ними огромная разница, но в каждом из них чувствуется колоссальная рука мастера и его особый, глубинный подход к изучению личности. Я понимаю, что сравнивать спектакли, которые мы привезли в Петербург, невозможно. Каждый из них — бриллиант. И “Вишнёвый сад”, который поставил Микита Ильинчик под чутким руководством Константина Богомолова, — интеллигентный и артовый спектакль. В нём задействованы только артисты труппы Театра на Бронной, за исключением Игоря Миркурбанова. Я не могу выделить один. Все спектакли великолепны и я горжусь тем, что сейчас показывает Театр на Бронной.

— Расскажите немного о вашей сувенирной продукции

— К открытию театра после реконструкции мы решили сделать несколько классных партнёрств. Тема креативных индустрий как никогда актуальна, государство её поддерживает, и много молодых интересных дизайнеров, которые создают российские бренды, в том числе с учетом традиции народных промыслов. С нами начала работать российский дизайнер, создатель бренда Masterpeace, Евгения Линович. Нам очень понравилось то, что она делает: различные тарелки и кружки с фразами из наших спектаклей, с афишами. Мы также изготовили худи, кепки и дождевики, например, с фразами из нашего спектакля “Дядя Лёва” по пьесе “Покровские ворота” Леонида Зорина: “На улице идёт дождь, а у нас идёт концерт”. Всё тематическое, мне кажется, что петербуржцам это понравится. Тем более, что скоро сезон дождей. Ведь удобно, когда, выходя из дома, ты можешь положить в сумочку дождевик и использовать его как стильный плащ.

Фотографии предоставлены Театром на Бронной

Календарь событий

Июль 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4