Сергей Поляничко: “Мы и возрождаем, и сохраняем нашу культуру”
Сергей Поляничко © Даниил Рабовский

Сергей Поляничко: “Мы и возрождаем, и сохраняем нашу культуру”

21 декабря 2022

Роговой оркестр — уникальное явление и достояние отечественной музыкальной истории. В XXI веке благодаря усилиям Российского рогового оркестра роговая музыка перестала быть чистой экзотикой и раритетом, зазвучав в унисон с новой эпохой. Основатель и художественный руководитель Российского рогового оркестра, дирижёр Сергей Поляничко рассказал where.ru о своём новом проекте “Роговая музыка в цифровом веке”.

Елена Остожьева

— Сколько роговых оркестров сегодня существует в мире?

— Жанр роговой музыки и Роговые оркестры — исключительно российское явление, которое не знакомо ни одной другой стране мира. А Российский роговой оркестр — единственный активно выступающий коллектив такого рода. Думаю, благодаря ряду благоприятных совпадений и случайностей, нам удалось возродить искусство, о котором в Большой советской энциклопедии писали, как об утраченном.

— Кто придумал роговой оркестр?

— Создателями подобных оркестров в XVIII веке были Семён Кириллович Нарышкин и его капельмейстер Ян Мареш. Этот жанр корнями уходит в охотничьи традиции. Основная идея его создателей изначально заключалась в том, чтобы позабавить императрицу во время охоты. Однако забава так понравилась Елизавете что роговые оркестры вошли в моду. В течение следующих 120 лет они продолжали существовать в России, но в конце XIX века полностью исчезли.

— В чём специфика любого рогового оркестра?

— В его устройстве и неповторимом звучании. В роговом оркестре один музыкант играет только одну ноту на одном инструменте. И только когда все музыканты играют вместе и соединяют эти разрозненные ноты, вы можете услышать музыку. Поэтому разучивание одного произведения может занять полгода и даже больше.

— Какими качествами должен обладать музыкант, играющий в подобном оркестре? Какое образование ему необходимо?

— В Российском роговом оркестре все музыканты имеют высшее музыкальное образование. Многие из них — лауреаты российских и международных конкурсов. Основные критерии при прослушивании — абсолютный слух, феноменально развитое чувство ритма и конечно тембр извлекаемого звука.

— Российский роговой оркестр был создан в 2006 году. С чего вы начинали? Насколько близки ваши инструменты к аутентичным?

— Начали мы с создания музыкальной мастерской. Разумеется, инструменты, созданные с использованием современных технологий, отличаются от аутентичных, звучавших в XVIII — XIX веках. Главной трудностью было не досконально скопировать внешний вид, а получить тот самый неповторимый тембр каждого рога. Наши первые инструменты и те, на которых мы играем сегодня, не имеет смысла сравнивать. За 17 лет появилось огромное количество собственных придумок и ноу-хау. Всё начинается с догадки, которую надо подтвердить экспериментально. Иногда чистое любопытство — двигатель нашего прогресса. Я уверен: музыканты и инструменты должны совершенствоваться параллельно. Тем не менее первые инструменты служили нам два года, до момента создания следующего комплекта.

— А сколько всего комплектов?

— На сегодняшний день, не считая специального детского набор, в нашей коллекции четыре комплекта инструментов. Чувствую, что мы созреваем к созданию пятого. Снова накопилось множество идей, как сделать эти инструменты еще более совершенными, чтобы они звучали мощнее, плотнее, интонационно чище. Так что параллельно со сценическим мастерством мы совершенствуем мастерство изготовления музыкальных инструментов.

— Кто из композиторов писал специально для роговых оркестров? Сколько произведений дошло до наших дней? Какие из них вы исполняете?

— Странно звучит, но, в целом, мы до недавнего времени были оркестром без собственного репертуара… Из глубины времени к нам дошли три партитуры, в которых композиторы использовали роговой оркестр: первый русский Реквием Осипа Козловского, первая русская оратория Степана Дегтярева “Минин и Пожарский” и мелодрама “Орфей и Эвридика” Евстигнея Фомина. Существовала еще опера Генриха Фридриха Раупаха “Альцеста”, но её ноты утеряны. Нас даже внесли в Книгу рекордов России и номинировали в Книгу рекордов Гиннесса за работу над этими партитурами. Хотя я не понимаю, при чём тут рекорды… Видимо, оценили то, что мы их исполнили, можно сказать, возродили, вернули из небытия.

К слову сказать, Реквием Осипа Козловского не звучал 211 лет, пока я случайно не нашел партитуру его первой редакции 1798 года. Только подготовка к его исполнению заняла у нас три года. Надо было изготовить десятки дополнительных инструментов.

В основе нашего репертуара лежит популярная классическая музыка: Бах, Моцарт, Россини, Каччини, Бетховен, Чайковский, Равель. Публика любит такую музыку. К тому же она хорошо звучит в исполнении рогового оркестра.

Но наступил момент, когда я решил, что пришло время развивать жанр, а для этого необходим собственный репертуар. И я предложил современным композиторам написать музыку для рогового оркестра.

— Кто и что для вас уже написал? Что вы уже исполнили, а что и когда планируете исполнить?

— Второй год подряд мы работаем с композитором Муратом Кабардоковым. Первую совместную программу “Погружение” очень хорошо приняли в Санкт-Петербурге и в регионах. Сейчас работаем над второй программой — “Сны”. Премьера состоится 26 декабря в Академической Капелле.

Мы также работали с композиторами Евгением Петровым и Дарьей Новольянцевой. Получилось две очень разных по смыслу программы. Евгений написал программу духовной музыки “Монастыри русского севера” для рогового оркестра, хора и ударных инструментов. Дарья же написала музыку в жанре, который мы назвали space opera. Программа Cosmites рассказывает о космическом путешествии. Там мы впервые применили мультимедийные технологии, которые сегодня — неотъемлемая часть наших современных программ.

Мурат Кабардоков © Азрет-Али Афов

— Роговая музыка воздействует на слушателя так же, как и классический оркестр?

— Еще в самом начале, мы на репетициях всегда чувствовали, что звук роговых инструментов неким образом воздействует на нас самих. После него возникает ощущение лёгкости, радости, чистоты. Конечно, нас это заинтересовало, и мы нашли НИИ, в котором полгода изучали влияние звука на нескольких фокус-группах и узнали, что сила терапевтического воздействия роговой музыки на человеческое тело огромна. До появления нашего коллектива такой силой воздействия славился только ансамбль японских барабанов.

У меня была небольшая книжка, в которой зафиксированы результаты исследования. Хочу заранее сказать, что мы не используем эти свойства ни в рекламных, ни в маркетинговых стратегиях. Люди все сами чувствуют и понимают. Мы общаемся с нашими слушателями, и они рассказывают о том, как на концертах у них бегут мурашки по всему телу, текут слёзы от переполняющих их чувств и происходит очищение с помощью звучания рогового оркестра. Часто, после концерта, публика аплодирует стоя и долго не отпускает нас со сцены, потому что люди хотят слушать ещё и ещё.

— Вы — концертирующий оркестр. Правда ли, что слушать вас можно только в Санкт-Петербурге?

— Отчасти. Однако в 2022-м году мы выступали чаще в регионах России, чем в Северной столице. Мы выступили в Калининграде и Калининградской области, Екатеринбурге и Свердловской области, выступили в Перми, по приглашению маэстро Михаила Голикова объездили Ленинградскую область, в ноябре и декабре, дважды приняли участие в мероприятиях в московском концертном зале “Зарядье”. А вот в Санкт-Петербурге, сейчас играем реже.

— Я понимаю, что спрашивать о деньгах не очень этично. Но, как вам удалось осуществить такой весьма затратный проект как “Роговая музыка в цифровом веке”?

— За это мы хотели бы искренне поблагодарить Президентский фонд культурных инициатив. Проект стал возможен только благодаря его поддержке. Я рад, что мы реализуем его в Санкт-Петербурге, с его потрясающими площадками и музыкантами. В других городах собрать проект было бы сложнее. Ведь только в исполнении Реквиема Осипа Козловского задействованы 137 человек: симфонический оркестр, хор, четыре солиста, роговой оркестр, органист, плюс большое количество людей, участвующих в организационных и других процессах (техники, звукозапись, трансляция и т. д.). Так что, Санкт-Петербург стал колыбелью проекта. Далее, я планирую развить проект в российских регионах.

— Какие планы строили, создавая оркестр, и в какой степени они воплотились в жизнь?

— В целом, у нас не было, да и не могло быть ни каких планов. Нам было просто интересно попробовать сделать то, что ни у кого не получалось. Всё, что мы делали и делаем, направлено на возрождение жанра роговой музыки. Сначала создали музыкальную мастерскую, где изготовили инструменты, потом нашли и исполнили все старинные партитуры, написанные для роговых оркестров в XVII — XIX веках, затем ввели в репертуар Российского рогового оркестра сочинения популярной классической музыки, но только спустя 17 лет получили возможность развивать роговую музыку как жанр. Понятное дело, нам как роговому оркестру необходима своя музыка. Ведь ни Моцарт, ни Бах, ни Вивальди не писали для роговых оркестров.

— Вы как-то сказали, что хотели бы быть первым роговым оркестром, который выступит на Луне. А что бы вы там исполнили?

— Лунную сонату Бетховена. А еще мечтаю сыграть на Луне на дудуке.

— Сегодня практически каждый, не обладая знанием нотной грамоты или композиции, может побывать композитором, используя компьютерные программы и возможности искусственного интеллекта. Это полноценное искусство или ему чего-то не хватает?

— Да, вы правы. И такие произведения уже существуют. Но, главное, чего этим сочинениям не хватает, — человеческая душа. Технологии не передают человеческие чувства и эмоции, без которых не существует подлинного искусства. Недавно я рисовал картины с помощью нейросети, это и увлекательно, и развлекательно, и даёт некоторый опыт, но не делает меня настоящим художником. Произведения искусства, в которых нет души, эмоций, чувств и обратной связи с душой другого человека, — просто мусор, некий музыкальный фастфуд, которого сегодня, к сожалению, много, и этот фастфуд стал подменять настоящее искусство.

— Что такое проект “Роговая музыка в цифровом веке”? Как долго вы над ним работали, и когда сможете считать работу завершённой?

— Мы начали работу над проектом 1 июля этого года. Подготовительная работа была очень большой, и процесс создания программы всё ещё продолжается и закончится лишь в тот момент, когда в зале отзвучит последний аккорд.

— Из чего складывается проект?

— Из двух контрастных частей. Первая часть обращена к истории — мы исполнили первую редакцию Реквиема Осипа Козловского, написанного на кончину последнего короля Речи Посполитой Станислава Августа Понятовского. Это сочинение было исполнено в 1798 году в момент захоронения монарха в Базилике святой Екатерины на Невском проспекте и не звучало 211 лет, пока мне не посчастливилось найти партитуру среди старинных рукописей в библиотеке Санкт-Петербургской консерватории. И вот спустя 224 года, 16 декабря, мы исполнили его в той самой Базилике, где он прозвучал впервые.

— Кто вышел с вами на сцену в этот вечер?

— Симфонический оркестр Ленинградской области (художественный руководитель Михаил Голиков), сводный хор училища им. Н. А. Римского-Корсакова, хоровая коллеги Санкт-Петербурга (художественный руководитель Николай Романов). Партию органа исполнит Ирина Розанова. Солисты: Дарьяна Бобарыкина, Анастасия Лиманова, Александр Мангутов, Степан Завалишин. Вокальный консультант — народный артист России Владимир Ванеев.

— Что делать тем, кто не смог попасть на ваш концерт 16 декабря?

— Мы организовали прямую трансляцию наших концертов на портале культура.рф. Кроме того, активно присутствуем в Интернете. Наберите Реквием Козловского, российский роговой оркестр или Сергей Поляничко и послушайте то, что найдётся — например, исполнение этого реквиема в Московской филармонии.

Сергей Поляничко © Даниил Рабовский

— Где и когда будет сыграна современная часть проекта? На что это будет похоже?

— Во второй части, мы соединим роговой оркестр и мультимедийные технологии, соединив таким образом звучание века Просвещения и технологии Цифрового века. Вы же знаете, что Российский роговой оркестр уже давно прозвали музыкальной машиной времени.

Этот аудиовизуальный перформанс начнётся 26 декабря в 19:00 в Государственной академической капелле Санкт-Петербурга. Большое мультимедийное представление по масштабу напоминает прошлогоднее декабрьское шоу “Погружение”.

Музыку мультимедийного проекта “Сны” написал народный артист Кабардино-Балкарской Республики Мурат Кабардоков, хорошо известный публике по многочисленным работам в кино, саундтрекам к фильмам А. Сокурова, И. Учителя, В. Битокова и другие. Я уверен, что это будет программная музыка с привлечением разных составов исполнителей, где у рогового оркестра будет своя краска, которая придает звучанию неповторимый, редкий по красоте колорит. За визуальный ряд отвечает медиахудожник Андрей Свибович. Национальный колорит внесёт дудук Вардана Арутюняна.

— Зачем вы всё это делаете?

— Во-первых, мы и возрождаем, и сохраняем нашу культуру. А, во-вторых, через такие современные программы мы обращаемся к молодому поколению слушателей, приучаем их к культуре, и стараемся привить им хороший вкус.

Фотографии предоставлены пресс-службой проекта “Роговая музыка в цифровом веке”

Календарь событий

Июль 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4