Выше гор

Выше гор

21 ноября 2023

“Грозный похож на маленький Дубай, но со своим колоритом” — напутствовали меня перед поездкой на тест-драйв Jaecoo J7. Как оказалось, эта фраза действительно весьма точно характеризует столицу Чечни, без преувеличения превратившуюся в жемчужину Северного Кавказа.

Максим Федоров

Почти четыре часа в самолете, легкая болтанка перед посадкой, и вот моя нога впервые ступает на землю Чеченской Республики. Аэропорт Грозного встретил теплой и солнечной погодой: за бортом плюс двадцать, что после промозглой питерской погоды с дождем и мокрым снегом кажется настоящей жарой. Вот только сам аэропорт как-то совсем не тянет на статус “ворот кавказского Дубая”. Но к 2025 году здесь обещают открыть новейший аэропортовый комплекс с терминалом в форме полумесяца. Так что будет повод слетать сюда еще раз.

Большинство построек в Грозном — это новодел. Жаль, что они не объединены какой-то общей архитектурной идеей: когда город восстанавливали после войны, было не до этого. Зато центр прекрасен и действительно своими небоскребами чем-то похож на Дубай в миниатюре. За минусом транспортной инфраструктуры, которою здесь нужно развивать. Нет, дороги здесь хорошие и даже очень, а вот общественный транспорт есть куда улучшать. Как и культуру вождения, которую пытаются прививать местным джигитам при помощи дорожных камер и лежачих полицейских.

Обед в ресторане Not One удивил необычным для Кавказа меню с супом том-ям и тыквенным мильфеем на десерт. Но, как оказалось позднее, такие гастрономические особенности в Грозном — скорее правило, чем исключение. В Grozny City легче найти место, где вам сделают отлично прожаренный стейк, чем традиционный шашлык. В некоторых заведениях предлагают спиртные напитки, причем винная карта достаточно обширная. Но не вздумайте пить на улице — здесь это не приветствуется, как и открытая одежда, о чем вас предупреждают еще в аэропорту.

Кстати, несмотря на строгий дресс-код, местные модницы не отказывают себе в возможности продемонстрировать свою красоту: подчеркивающие фигуру платья в пол, дорогие платки и сумочки Luxury-брендов, макияж... Оказывается, даже соблюдая строгие исламские традиции, можно выглядеть очень привлекательно! В центре Грозного много туристов и местной молодежи — здесь хочется остаться на пару дней и погулять. Но нам нужно ехать в горы, чтобы испытать новейший кроссовер Jaecoo J7.

“Джейку” — это еще один бренд китайского автоконцерна Chery, чьих “дочек” на нашем рынке уже столько, что можно потерять счет. Помимо вышеупомянутых Jaecoo и Chery, есть также Omoda и Exeed, а скоро в России появится еще один бренд, под которым будут продавать “электрички” — Exlantis. Плюс в Калининграде собирают модели марки Kaiyi, контрольный пакет акций которой также принадлежит Chery! Причем в самом Китае о “Джейку” никто не знает: этот бренд придумали для экспортных рынков, куда, помимо России, также входят страны Латинской Америки и Испания.

Причина такого многообразия дочерних марок объясняется просто. Если огромный рынок КНР легко проглотит все многообразие моделей Chery и не поперхнется, то для нашей страны с ее скромной емкостью в миллион новых машин в год (таков прогноз продаж на 2023 г.), и ценами на китайские машины вдвое выше, чем в самом Китае, модельный ряд приходится сегментировать на отдельные суббренды — так проще найти покупателей. Но, чтобы не строить отдельные дилерские центры, в России марка Jaecoo будут представлена под одной крышей с Omoda, хотя несколько монобрендовых салонов все же откроют.

На фоне монохромного потока машин черного и белого цветов, отливающие перламутром сложносочиненных оттенков кроссоверы Jaecoo J7 выделялись и притягивали взгляд. Оригинальный дизайн с большой решеткой радиатора а-ля “китовый ус”, шахматный узор на светодиодных ходовых огнях и задних фонарях, 19-дюймовые колеса. Смотрится здорово, и даже вроде бы на этот раз китайцы ничего ни с кого не скопировали. Хотя… Когда рядом с нашим “Джейку” припарковался Range Rover Evoque, я удивился насколько у них похожа форма бокового остекления. Хотя чему удивляться — Chery и Jaguar Land Rover — давние партнеры.

186-сильный турбомотор шустро уносит нас в сторону гор. За окном мелькают неяркие пейзажи, одна деревушка сменяется другой. На дороге все еще встречаются блокпосты, а на перекрестках дежурят чеченские бойцы в полной амуниции. Но ощущения опасности нет, напротив. Основную опасность здесь представляют местные водители на “Приорах” и “Камри”, летающие с превышением скорости везде, где их не видит глаз дорожной камеры или нет асфальтовых бугров-замедлителей. Впрочем, такая манера езды характерна для всего Кавказа.

Очередной блокпост, проверка паспортов, и мы уже в Ингушетии. Набор высоты идет под едва различимый шорох шин: двойные ламинированные передние стекла (такое обычно встречается в машинах премиум-класса) отлично отсекают шумы. Мотор не страдает “горной болезнью” и уверенно тянет нас наверх — туда, где древние сторожевые башни грозно смотрят с высоты на ущелья. Пронизывающий ветер вынуждает вернуться к питерскому стилю одежды, а организм срочно требует горячего кофе. Те, кто здесь когда-то жил должны были иметь закаленный характер.

В горах темнеет быстро и на серпантинах приходит понимание, что ближнего света “Джейку” не хватает. А еще не хватает остроты в откликах при переводе селектора режимов вождения в “Спорт”. В полноприводной версии кроссовера таких режимов шесть — вдвое больше, чем у переднеприводной, но ощутить разницу между ними сложно даже на бездорожье. Хотя, справедливости ради, нужно сказать, что с распределением крутящего момента между осями и имитацией блокировок электроника справляется хорошо. Мы ни разу не застряли, двигаясь по тому же маршруту, где два года назад я проехал за рулем настоящего рамного внедорожника Isuzu Mu-X.

Еще один блокпост и мы уже в Северной Осетии. Спускаемся к трассе, ведущей к Верхнему Ларсу, погранпереходу с Грузией, который прошлой осенью “штурмовали” тысячи россиян. Сейчас частных машин в направлении границы не видно, зато очень много грузовиков, стоящих по обе стороны шоссе. Проезжаем кажущуюся бесконечной очередь из фур и устремляемся в сторону Владикавказа, где нас уже ждут в DoubleTree by Hilton — пожалуй, лучшем отеле в регионе. Ужинаем в этно-ресторане “ХоХаг”, но вместо шашлыка и лезгинки здесь нас ждет европейская кухня в дизайнерском интерьере из строго кирпича, с высоченными потолками и дискотекой под крышей. От “этно” здесь разве что инсталляция с манекенами в традиционных осетинских одеждах на входе, большой открытый гриль на углях и осетинские пироги. Но при этом в “ХоХаг” вкусно и атмосферно.

С утра снова за руль: едем в Кармадонское ущелье, где в сентябре 2002 года при сходе ледника Колка погиб Сергей Бодров со съемочной группой. По прошествии двух десятилетий тоннель, где должны находится тела погибших (все они числятся без вести пропавшими), до сих пор не расчистили. Вырванные с кусками бетона прутья арматуры, беспомощно свисающие со свода тоннеля, дают наглядное представление о мощи смертельной стихии, которая в одно мгновение “закатала” потоком грязи и льда находившихся здесь людей. Но самое страшное, что все эти годы ледник набирался сил, так что повторение трагедии не исключено.

Далее снова шоссе на Грозный, ужин на 32-м этаже небоскреба Cosmos Selection в ресторане “Купол” с панорамным видом на город (и снова — европейская кухня), и ночь в отеле The Local, который можно смело рекомендовать приезжающим в столицу Чечни — здесь ощущение “маленького Дубая” не покидает ни на минуту. И, хочется надеяться, что с годами оно будет только крепнуть. Ведь выше гор могут быть только амбиции тех, кто решил сделать из Грозного красивый и современный город. И если задал такую высокую планку, ей надо соответствовать.

Фото: автора и Jaecoo

Календарь событий

Март 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31